Раздел 4. Направления в современной семиотике (2022)

1.Биосемиотика. Знаковые ситуации и языкживотных. Средства коммуникации в миреживотных. Неинтенциональный языкживотных. Семиотический анализинтенционального языка обезьян идельфинов.

2.Семиотические проблемы глоттогенеза.Гипотезы происхождения языка человека.Отличия человеческой речи от кодовживотных.

3.Основные вопросы лингвосемиотики.Языковыеи неязыковые знаки. Виды языковых знаков.Семиотическое и лингвистическоеопределение языка. Основные типы языков.

4.Семиотические механизмы онтогенеза.Овладение знаками в младенчестве.Семиотическая деятельность дошкольноговозраста. Семиотические аспекты школьногои студенческого возраста.

5.Семиотика культуры (этносемиотика).Понятие семиосферы. Проблематикасемиосферы. Человек – текст – семиосфера.Параграфемика. Культурно-семиотическиеряды. Семиотика концептов.

Ключевыеслова:биосемиотика, неинтенциональные языкиживотных, интенциональная знаковаякоммуникация животных, глоттогенез,социальная сущность человеческой речи,лингвосемиотика, языковой знак,интенциональные и неинтенциональныеязыковые знаки, основные типы языков,онтогенез, этносемиотика, семиосфера,концепт, параграфемика, культурно-семиотическиеряды.

Требования ккомпетентности:

  • знать основныенаправления в современной семиотике,применять эти знания для эффективнойорганизации учебной и практическойдеятельности;

  • уметь объяснитьсемиотические проблемы глоттогенеза;

  • уметь обосновыватьотличия человеческой речи от кодовживотных;

  • уметь определятьязыковые и неязыковые знаки, интенциональныеи неинтенциональные;

  • знать сущностьсемиотических механизмов онтогенезаи уметь применять эти знания впрофессиональной сфере.

1

Биосемиотикаисследует системы, основанные на знаках,важных для самого существованияорганизма.

Особое место вразвитии идей биосемиотики принадлежитнемецкому биологу Якобу фон Икскюлю. Всвоей работе «Внешний и внутренний мирживотных» (1909 г.) он обратил внимание,что после распространения дарвинизмаученые начинают в ряду животных видетьтолько ступени историческогосовершенствования животного организма,от простейшего к более сложному; приэтом забывают, что сложность организмасама по себе вовсе не являетсясовершенством: самая лучшая лошадь невыполнит в совершенстве функций дождевогочервя. Вопрос о степени совершенстваживого организма должен, по мнениюИкскюля, решаться сравнением «структурногоплана организма». Из всего многообразиямира каждое животное выбирает для себято, что отвечает его собственнойорганизации. Количество и связи выбранныхтаким образом участков окружающегомира и создают «внешний мир животного».Внешний мир одного вида, одной особичрезвычайно отличен от внешних мировдругих видов, и даже других особей.Произведенные этим внешним миромдействия в организации животного, вособенности в его нервной системе,согласованные и упорядоченные егоструктурным планом, образуют в совокупности«внутренний мир животного». Этот ходмыслей привел Я.Икскюля к общейформулировке: биологическая связь междуорганизмом и внешней средой, включая исвязь между одним организмом и другими,и есть знаковая система.

Животные находятсяв непосредственном контакте с окружающейсредой. Они каждый день должны добыватьсебе пищу, выслеживать добычу, заботитьсяо том, чтобы уберечь себя от врагов ит.д. Животные не смогли бы выжить, еслибы они не были способны в широких пределахприспосабливаться к изменениям окружающейсреды, вырабатывая условные рефлексы.Всякий условный рефлекс характеризуетсятем, что один раздражитель сигнализируето другом раздражителе, т.е. одинраздражитель является знаком другого.

Неинтенциональныеязыки животныххарактеризуются следующими чертами:

  • смысловые значения,стоящие за единицами, которые образуюттакой язык, не являются ни понятиями,ни представлениями;

  • смысловые значенияне осознаются, они представляют собойследы в нервной системе, всегдаприсутствующие лишь на физиологическойуровне;

  • язык животныхврожденный;

  • использованиезнаков осуществляется только инстинктивнов строго определенных условиях (нарушениеусловий ведет к нарушению знака);

  • коммуникацияживотных однонаправленная. Диалогивозможны, но редки. Обычно это двасамостоятельных монолога, произносимыходновременно;

  • в коммуникацииживотных невозможна информация не осебе. Они не могут рассказать о прошломили будущем;

  • негибкость знаковойсистемы, ее жесткая регламентированность.В среднем у животных примерно 60 сигналов.

Вопросо том, используют ли животные интенциональныеязыковые знакии, следовательно, владеют ли ониинтенциональным языком, весьма сложен.

Дело в том, что таккак интенциональные языковые знакипроизводятся намеренно, то их использованиепредполагает понимание хотя бы простейшихотношений, существующих между вещами,между вещами и организмами, а также между самими организмами. Следовательно,решение вопроса о наличии у животныхинтенционального языка невозможно безрешения другой сложной проблемы: обладаютли животные интеллектом, а если обладают,то в какой степени и какова природа ихинтеллекта.

Вэтом отношении интересны исследованияинтеллекта обезьян, начатые В. Келероми продолженные многими учеными, в томчисле Павловым и его сотрудниками.

Познакомимся сдвумя опытами, проведенными при изученииинтеллекта обезьян.

1) Перед клеткойкладут пищу на таком расстоянии, чтобыподопытный шимпанзе, находясь в клетке,не мог достать ее руками. В клетке имеетсяпалка достаточной длины. Когда шимпанзевводят в клетку, он замечает пищу,озирается вокруг, видит палку, подходитк ней, берет и, просунув сквозь прутья,подтягивает пищу.

2) Высоко подпотолком клетки подвешивается банан.В летке разбросаны в беспорядке вещиразных размеров. В клетку помещаютшимпанзе. Увидев высоко над собой банан,шимпанзе как бы оценивает расстояниедо него, затем выбирает самый большойящик, ставит его под бананом. На этотящик помещается ящик меньших размеров,на последний еще один ящик. Шимпанзепроверяет устойчивость сооружения,затем взбирается на него и достает плод.

Обнаруживает литакое поведение хотя бы зачаткиинтеллекта? Безусловно, да.

Что же представляетсобой интеллект обезьян? Павлов пишет,что интеллект антропоида «состоит изассоциаций». У обезьян, подобно человеку,существует «собственный внутренниймир, состоящий из прежних раздраженийи рефлексов». У антропоидов естьконкретное мышление.

Конкретное мышлениеживотных существенно отличается отабстрактного мышления человека. Последнееосуществляется с помощью второйсигнальной системы – слов. Пользуясьвнутренней речью, человек способендумать, размышлять о вещах, не воспринимаемыхнепосредственно органами чувств. Итак,антропоиды обладают лишь зачаткамиинтеллекта, основанного на простейшихассоциациях образов. Поэтому интенциональныйязык существует у них, но только взачаточной форме.

Поскольку обезьяныобнаруживают в своем поведении элементыразума, у исследователей давно появиласьмысль научить их словам человеческойречи. однако на этом пути удалось достичьвесьма немногого. Речевой аппаратобезьян плохо приспособлен к произнесениюзвуков человеческой речи. Так, Фарнесупотребовалось около шести месяцевежедневной тренировки, чтобы научитьорангутанга говорить «папа».

Если обезьяны струдом научаются произносить несколькочеловеческих слов, то человеческую речьони понимают в гораздо большем объеме.Фарнес находил поразительной способностьобезьян научаться пониманию человеческойречи. Это указывает на их способностьк осмысленному восприятию звуков.Представления у них налицо.

Еслиобезьяны общаются друг с другом с помощьюзвуков сравнительно редко, то языкжестов, мимики, поз занимает в их жизнипервостепенное место. Зная это, супругиБеатриса и Алленд Гарднеры научилишимпанзе Уошо языку жестов (около 200слов американского языка жестов дляглухонемых – амслена, более 300 комбинацийиз нескольких жестов и слов, причем Уошонаучилась даже самостоятельно составлятьнесложные фразы типа «грязный Джек, дайпить» (обидевшись на служителя зоопарка),«водяная птица, уйди» (о неожиданнойгостье – утке).

Рассмотрим такжеэксперимент Крофорда, изучавшегосотрудничество обезьян. К решетке нужнобыло подтянуть тяжелый ящик, которыйодна обезьяна была не в силах сдвинуть.В этой ситуации обезьяны прибегали кпросящим и направляющим жестам, которыеносили явно интенциональный характер.Например, одна особь берется за свойканат, но не тянет ящик, а смотрит надругую ожидающе, затем подзывает еесвоей рукой, приглашая к совместнойработе. Если обезьяна не отликается наприглашение, первая переходит к болееэнергичным действиям: подталкиваетсоседку, поворачивает ее к канату и ждетот нее сотрудничества.

В последнее времястали много говорить о разумностикитообразных. И прежде всего дельфинов.Уже ясно, что у дельфинов с их большиммозгом условные рефлексы вырабатываютсягораздо быстрее, чем у обезьян. Известныйзоопсихолог Джон Лилли в своей работе«Человек и дельфин» высказал предположение,что китообразные обладают высокоразвитымязыком, с помощью которого умеютпередавать друг другу довольно сложныесообщения, описывать события ипредупреждать о них. Основываясь наэтом, ученый полагает, что в конце концовмы, люди, в ближайшие 10-20 лет установимконтакт с дельфинами, которые будутинформировать нас о тайнах океана. Этопредположение преждевременно и неподтверждено строгими экспериментами.

2

Филогенез языка– это процесс возникновения и развитиячеловеческого языка вообще.

Глоттогенез(от греч. «глотта» – язык и «генезис» -происхождение) – процесс становлениячеловеческого естественного языка,отличного от других систем знаков.Проблема глоттогенеза продолжает болееобщую проблему филогенеза.

В разные периодыразвития человеческой культуры, наукилюди по-разному объясняли происхождениеязыка.

Чем же отличаетсячеловеческий язык как система знаковот других знаковых систем? Как происходилостановление человеческого языка?

Исследованияученых разных областей научного знания(лингвистики, антропологии, палеоневрологии)позволяют предположить, что у предковчеловека, как и у современного человекав эмбриональном и раннем развитии,раньше формируются зоны правогополушария, отвечающие за семантикужестов и слов звукового языка, потомзадние зоны левого полушария, ответственныеза словесное называние предметов,позднее всего передние зоны левогополушария, занятые построением сложнымсинтаксических структур. Очевидно,отвечающая этой последовательностисозревания зон мозга последовательность,в которой развивается знаковаядеятельность ребенка, в известной мереповторяет и эволюционные стадии вглоттогенезе. Поэтому возможна следующаяпериодизациястановления человеческого языка:

  1. период,когда жестовая сигнализация сосуществоваласо звуковой (как у антропоидов),

  2. периоддлительной эволюции словесных способовназывания предметов посредствомпоследовательностей фонем, тогда каксинтаксис раннего звукового языка (вкотором из нескольких десятков первичныхсигналов образовались позднее составныечасти слов) оставался еще очень простым(как у гоминидов – семейства приматов),

  3. периодпоявления Homosapienssapiens,язык которого по основным чертам ужене отличается от последующих языковмира.

Теория глоттогенезаразрабатывалась на протяжении ХХ в.лингвистами А.Тромбетти, Б.Розенкранцем,антропологами В.В.Бунаком, Г.У.Хьюзом,палеоневрологом В.И.Кочетковой.

Особенно интенсивноглоттогенез анчали исследовать с конца70-х гг. ХХ в., когда ему были посвященысимпозиумы Американской национальнойАкадемии наук (1976) и симпозим ЮНЕСКО вПариже (1981). В 1984 г. учреждено Международноеобщество по исследованию глоттогенеза.

Языковой способностьюв психологии и лингвистике считаетсяспособность человека к порождению ивосприятию речевых произведений. Откудаберется у ребенка такая способность?Передается ли она по наследству или жестановится результатом его психическогоразвития? В современной науке нет ещеединого мнения в решении вопроса охарактере генетической предрасположенностичеловека к языку. Наблюдая ребенка, мысталкиваемся с чудом: за каких-нибудь3-4 года он сам, практически без постороннейпомощи овладевает такой сложнейшейкоммуникативной системой, как язык.Трудно поверить, что у появившегося насвет младенца нет генетических предпосылокк языковой способности. Подобныесоображения приводили многих ученых кгипотезе о врожденных знаниях, которыеобеспечивают усвоение языка. Так,знаменитый американский языковед НоэмХомский предположил существование всознании новорожденного глубинныхсинтаксических структур, облегчающиховладение языковой системой. Традицияв зарубежной ПЛ, берущая начало открупнейшего психолога Ж. Пиаже, связываетовладение языком с развитием интеллекта.

Большинствоотечественных ученых склоняются к мыслио том, что корни языковой способностилежат не в самом языке, а в отношенияхобъективной действительности идеятельности человека.

На первый взглядможет показаться, способность речевойдеятельности, умение пользоватьсяязыком – биологическое, врожденноесвойство человека. Однако это не так.Ошибочно думать, что ребенок овладеваетречью так же естественно, как онвыучивается есть пить, бегать и т.п.собственно биологические свойствачеловека могут развиться и вне коллектива,а умение говорить в таких условиях невыработается. Вне общества человеку нес кем и незачем говорить.

Науке известныоколо сорока случаев, когда маленькиедети попадали к разным животным и рослисреди них. Чаще всего взращивать детей2-3летнего возраста удается волкам,которые могут кормить своих человечьихприемышей полупереваренной отрыжкойсъеденного мяса. Возвращение найденных«диких детей», «маугли» в человеческоеобщество, «очеловечение их» – делоисключительно сложное, потому что, какзаметил психолингвист Леонтьев,«специфически человеческие способностии свойства отнюдь не передаются людямв порядке биологического наследования,но формируются у них прижизненно, впроцессе усвоения ими культуры, созданнойпредшествующими поколениями». Так, вянваре 1954 года на вокзале одногоиндийского городка было найдено грязноеголодное человеческое существо, которое,вероятно, отстало от волчьей стаи. Онопередвигалось на четвереньках, поэтомуна ладонях и ступнях его образовалисьтолстые и твердые мозоли. Левая рука сдлинными загнутыми ногтями скореепоходила на звериную лапу. Это былмальчик, которого назвали Раму. Врачигоспиталя, в который поместили мальчика,пришли к выводу, что он действительновырос среди диких животных. Раму елтолько сырое мясо, запах которогочувствовал на большом расстоянии, таккак обладал необыкновенно развитымобонянием. Воду лакал по-собачьи. Былочень чувствителен к электрическомусвету. При приближении человека издавалзлобное гортанное рычание и кусал тех,кто пытался к нему прикоснуться. Однакочерез три месяца Раму привык кобслуживающему его медицинскомуперсоналу. Затем у него возник свойственныйдетям интерес к игрушкам. Мальчик привыкк пище, приготавливаемой людьми, началпонимать и выражать присущие человекучувства. Но до сих пор мышление рамуостается слаборазвитым, и он не можетеще воспроизводить членораздельнуюречь. Ученые продолжают спорить о том,как провел мальчик первые восемь летсвоей жизни и как он оказался на вокзале.Этот спор мог бы решить сам Раму, но дажев 16 лет он еще не умел говорить.

Язык– явление не биологическое, а общественное,социальное. Человек овладевает речьюв том коллективе, в котором он растет ивоспитывается. Способность членораздельнойречи формируется у человека в процессеусвоения им исторически сложившейсясистемы того или иного конкретногоязыка.

Социальная сущностьязыка хорошо видна при сравнении егосо звуковой сигнализацией животных.Роман Осипович Якобсон выделял следующиеотличия:

  1. вотличие от кода животных человеческийязык способен манипулировать абстракциямии фикциями (мы можем говорить о судьбе,о роке, о карме; мы употребляем условноенаклонение: хотел бы, если, то и пр.);

  2. уживотных число различающихся сигналовсовпадает с корпусом разных сообщений,у человека число сигналов бесконечно,но число комбинаций сигналов абсолютнобесконечно;

  3. человекиспользует оценочные утверждения (ах,как хорошо; пусть идет дождь);

  4. человеческомуязыку свойственна иерархия совмещенныхфункций (во время речевого актаодновременно реализуется несколькофункций);

  5. язык– это система с «двойным членением»,так как только в человеческом языкеесть системно организованные двусторонниеединицы (слово «стол» и конкретный видмебели «стол») и односторонние единицы(фонемы, социально значимые фигуры,которые значения не имеют, а выполняюттолько функцию). Знаки животных невозможноразбить на фонемы, а человеческие знакидают бесконечное множество фонем и ихсочетаний.

Выводы Якобсонатесно связаны с теорией И.П. Павлова опервой и второй сигнальных системах.

Впечатления,ощущения и представления от окружающейвнешней среды как общеприродной, так исоциальной (исключая слово, слышимое ивидимое), – «это первая системадействительности, общая у нас с животными».

Вторая сигнальнаясистема связана с абстрактным мышлением,образованием общих понятий и словом,т.к. огромное преимущество человека надживотными заключается в возможностииметь общие понятия, которые образовалисьпри помощи слова.

Все сказанноепозволяет сделать вывод, что:

  1. языкне природное, не биологическое явление;

  2. существованиеи развитие языка не подчинено законамприроды;

  3. физическиепризнаки человека (например, расовые)не имеют отношения к языку;

  4. социальнымязыком обладают только люди – этовторая сигнальная система, которой нету животных.

Однако необходимоотметить и факты другого порядка. Преждевсего мы можем констатировать скоростьовладения любым здоровым малышом языкаего родителей. Это происходит само посебе без специальных усилий со сторонывзрослых. Между тем многочисленныхопыты обучения животных языку людейуспехом не увенчались.

Важным фактом,свидетельствующим о предрасположенностичеловека к звуковой коммуникации,является наличие в мозгу специальныхзон, которые отвечают за порождение иформирование речи.

Еще одним аргументом,свидетельствующим о существованиинаследственных механизмов овладенияречью ребенком, можно считать некоторыеособенности голосового развития (преждевсего наличие стадии гуления, а такжестадии лепета).

В любом случаеясно, что кроме безусловных рефлексов,связанных с жизненно важными функциями(глотание, сосание, хватание и т.д.),ребенок имеет и некую программу овладенияязыком, «языковой инстинкт».

Теперьмы можем сделать вывод о возможнойгенетически передаваемой способностик языку: при том, что конкретныйнациональный язык по наследству непередается, способность к овладениюлюбым национальным языком являетсяврожденной.

3

Во всяком знакевсегда есть 2 стороны:

  1. егоматериальная форма (т.е. сам предмет),в лингвистике по-разному называется:означающее, экспонент знака (от лат.expōno‘выставляю напоказ’);

  2. значение(т.е. что же предмет обозначает):обозначаемое, содержание знака.

Зеленый флажокили зеленый цвет светофора (экспонентзнака) означает «путь свободен»(содержание); рисунок черепа и скрещенныхкостей на трансформационных будкахозначает опасно, смертельно опасно.Пример с оставленным портфелем какотсутствие знака и его наличие.

Безусловно, однимиз сложнейших знаков является языковойзнак. Что же такое языковой знак и чемон отличается от неязыкового знака?

Как и всякий знак,языковойзнакпредставляет собою воспринимаемыйорганизмом (или кибернетическимустройством) предмет, имеющий ценностьне сам по себе, а лишь как средствоотослать организм к другому предмету,указать на него. Отличительным жепризнаком языкового знака является то,что он производится животным иличеловеком и служит средством общения.Наоборот, неязыковой знак не производитсядругими организмами, хотя имеет для нихзначение знака.

Например, багровыйзакат, предвещающий солнечную, новетреную погоду, является неязыковымзнаком, потому что это событие не зависитот действий человека и не служит средствомобщения. Человек этот знак лишьистолковывает.

Языковые знакиможно подразделить на 1) интенциональныеи 2) неинтенциональные.

Интенциональныйязыковой знакне просто производится как средствообщения – человек производит егонамеренно, с сознательной целью сообщитьнечто другому человеку о действительности(Вчера было холодно), получить от другогочеловека какую-то информацию (Ктопришел?), побудить его к совершениюопределенного действия (Сходи в магазин)и т.д.

Неинтенциональныйязыковой знактоже производится организмом и служитсредством общения, но делается этоненамеренно, без осознания взаимоотношений,существующих между организмами, безпонимания коммуникации. Образцомнеинтенциональных языковых знаковявляются, например, знаки, образующиеязык муравьев и язык пчел.

Подавляющеебольшинство языковых знаков, к которымприбегает человек при общении с другимилюдьми, применяется интенционально,т.е. с пониманием того, что эти знакипроизведут определенное действие; илиинформируют человека-адресата о положениидел в действительности, или заставятего поступить должным образом, илиприведут к тому, что он сообщит нужнуюинформацию (повествовательные,побудительные и вопросительныепредложения). Адресант сознательноизбирает ту форму предложения, котораяпозволяет достичь намеченногокоммуникативного эффекта, воздействоватьна адресата в нужном направлении.

Однако у человекавстречаются и неинтенциональные языковыезнаки. Это стон больного во время приемау дантиста, следы, оставляемые преступником.Эти языковые знаки были оставленыненамеренно, случайно.

Основные чертыязыкового знака:

  1. билатеральность(причем связь экспонента и содержаниязнака более тесная, чем в других знаках.Материальная форма знака не воспринимаетсяотдельно, она сливается со значением.А также в естественном языковом знакепроявляется двойная билатеральность:

материальнаяформа – фонетическая оболочка (дляустной формы),

– графическаяоболочка (для письменной формы);

содержание– лексическое значение,

-- грамматическоезначение);

  1. консервативность(относительная устойчивость языковогознака во времени);

  2. изменчивость(тем не менее с течением времени языковойзнак способен изменить либо форму, либосодержание);

  3. асимметрияязыкового знака (впервые этот терминввел С.О. Карцевский). За одной материальнойоболочкой закрепляется несколькозначений (омонимия), и наоборот, однозначение могут иметь несколькоматериальных оболочек (синонимия);

  4. обусловленность;

  5. конвенциональность.

Знаки не существуютизолированно. Они находятся в определеннойсвязи между собой, т.е. они находятся всистеме. Система – это совокупностьвзаимосвязанных единиц, выполняющиходинаковую функцию. Взаимосвязьэлементов выражается в том, что исчезновение, выпадение одного элементаобязательно отразится на другихэлементах.

Семиотическоеопределение языка: язык– это совокупность языковых смысловыхединиц, т.е. совокупность предметов,которые обладают смысловым значениеми которые производятся самимиорганизованными системами.

Язык являетсяочень сложной системой знаков, имеющейсвои особенности.

Отличие естественногоязыка как особой знаковой системы отдругих знаковых систем:

  1. языккак знаковая система обслуживаетчеловека во всех сферах егожизнедеятельности, это значит, что является универсальной системой;

  2. языккак система имеет сложную структуру,знаки, входящие в языковую системунаходятся в сложных отношениях друг сдругом. Знаки языковой системы неравноправны. Одни из них являютсяпростыми, другие – сложными, состоящимииз ряда простых. В составе языковойсистемы есть свои подсистемы или частныесистемы;

  3. языккак знаковая система складывается иизменяется на протяжении тысячелетий;

  4. языкомможно описать и сам язык. Все остальныесистемы знаков как бы опираются наязык, «переводятся на язык слов»,языковая система не опирается и неможет опираться на какой-то другойязык, на другую систему.

Таким образом,язык - совокупность смысловых единиц,связанных между собой определеннымисмысловыми отношениями.

Любая ли единицаязыка – знак? Нет. Какие же единицычеловеческого языка являются знаками?Конечно, только значащие, двусторонниеединицы, прежде всего слово (лексема) иморфема. Высшая языковая единица –предложение – чаще всего есть некаякомбинация языковых знаков, создаваемаяпо определенной модели в процессепорождения высказывания.

Фонемы, будучиединицами односторонними, не являютсязнаками, но служат строительным материаломдля знаков, точнее – для материальнойоболочки знаков.

Понятие:

1) Мысль, обобщенноотражающая что-либо из онтологическойили семиотической реальности. Созданиепонятий является неотъемлемой частьюсемиозиса.

2) Одна из формслова, обобщающая в себе множествопредметов и явлений того же порядка.Понятие противостоит, с одной стороны,имени собственному, обозначающему одинпредмет или явление, а с другой, концепту,который выступает не только дляобозначения чего-то, но также дляорганизации всех других средств общениявнутри определенной науки или деятельности.

Семиотическоеполе:

1. Совокупностьвсех референтов, зашифрованных иобрабатываемых в данной знаковойсистеме.

2. Законченныйсемиотический текст, имеющий начало,внутреннее содержание и завершение, атакже внешние границы.

Один язык отличаетсяот другого языка прежде всего материальнойформой предметов, входящих в язык. Дляобычного языка – это звуковая оболочка:морская сигнализация осуществляетсяс помощью флажков; у некоторых племенАфрики – барабан (тоже звуковая оболочка,но производит ее не голосовой аппаратчеловека, а ритм и сила ударов побарабану).

Второе различие,более существенное для раскрытия природытого или иного языка, заключается вразличии строения языков. Существуюточень простые языки (ЯЗЫКИ 1) – языковыезнаки не разложимы на меньшие единицы,обладающие значением (язык дорожногодвижения: стрелка налево), комбинацииэтих знаков немногочисленны.

УРаздел 4. Направления в современной семиотике (1)Раздел 4. Направления в современной семиотике (2)языков более сложной структуры (ЯЗЫКИ2) при помощи нескольких простых знаковможно составлять множество различныхкомбинаций, обладающих значением, однакосами простые знаки значения не имеют.

Существуют такжеязыки сложной структуры (ЯЗЫКИ 3).Например: «В этом месте разрешен поворотналево». Это высказывание обозначаеттот же факт, что и стрелка из языка 1.Однако в отличие от стрелки данныйязыковой знак разложим на части,обладающие собственным смыслом, т.е. наменьшие языковые знаки.

Основное преимуществоязыка 3 заключается в его экономичности.Пользуясь ограниченным числом языковыхзнаков, можно построить практическибесконечное число высказываний.

Мыуже знаем, что наш естественныйязык состоитиз фонем, морфем, слов и правил соединениякак тех, так и других, и третьих.Повседневный язык существовал до того,как был изучен. Лингвист не создаетязыка, который он изучает.

Логико-математическийязык – совокупность символов исоответствующих правил (правилобразования, соответствия и истинностии др.). Символы лишены смыслового значения,присущего словам обычного языка: ихсмысл раскрывается не путем перечислениясущественных признаков предметов и непутем воспроизведения соответствующегообраза, а сводится целиком к правиламиспользования символов.

Логико-математическийязык создается самими учеными.

Естественный языкизменчив, подвижен, сложен структурно.

Логико-математическийязык чрезвычайно прост, однороден,логичен.

Существуютискусственныеязыки, неявляющиеся логико-математическими,например, международные искусственныеязыки, создаваемые с целью облегчитьобщение между людьми, владеющими разнымиязыками; к их числу относится эсперанто,идо. Эти языки занимают промежуточноеположение между естественным языком иЛМЯ.

Эсперанто служитсредством общения, как и естественныйязык. Однако эсперанто не являетсярезультатом исторического развития:он был изобретен польским врачом Л.Л.Заменгофом в конце Х1Х в. эсперантозначительно проще естественного языка.Его грамматика состоит из 16 правил, недопускающих исключений; все существительныезаканчиваются на О, прилагательные –на А, наречия – на Е.

Но и в таком видеэсперанто всё же сложнее ЛМЯ.

Кроме того естьискусственные языки, выполняющиеподсобную, вспомогательную роль вповседневной практике и в научныхрассуждениях. Это морской язык, химическаясимволика, нумерация размеров одеждыи обуви. Эти вспомогательные искусственныеязыки существуют в рамках национальныхязыков, заменяя их там, где членам однойи той же языковой общности затруднительнопользоваться обычным языком. Правда,некоторые знаки вспомогательныхискусственных языков (цвета светофора,химические знаки и формулы) могут носитьмеждународный характер, но их применениеограничено лишь узкой областьюиспользования.

Таковы основныетипы языков,выделяемых семиотикой на основаниирассмотрения структуры языковых знаков.

Составляющиеязыковую систему знаки входят друг сдругом в отношения двоякого рода. Вкаждом языке существуют парадигматическиеи синтагматические отношения.

Парадигматические(от греч. парадигма – образец) – этоотношения взаимозаменяемости, сходства,конкуренции, обусловленности (вертикальнаяось существования языковой знаковойсистемы).

Синтагматические(от греч. синтагма – складывание) –отношения сочетаемости, следования(горизонтальная ось языковой системы).

В магазин завезлигорячий хлеб. (синтагматическиеотношения)

Теплый

Свежий

Круглый (парадигматические отношения)

Отношения,пронизывающие систему языка, создающиесамую ее системность, вскрываются в томили ином виде во всех других семиотическихсистемах как естественных, так иискусственных. Если рассматривать, какязыковые отношения проявляются во всехдругих системах, то это составит предметобщей семиотики. Если же рассматриватьэти отношения как абстрактные, независимоот того, в какой материальной семиотическойсистеме они проявляются, но зато взависимости друг от друга, то естьрассматривать их как «алгебру», то этосоставит предмет абстрактной семиотики.

4

Речевойонтогенез– совокупность речевых преобразований,претерпеваемых языковой личностью отрождения до конца жизни. (Термин«онтогенез» ввел в обиход немецкийбиолог Геккель в 1866 г.).

Появившисьна свет, младенец испытывает то, чтопсихологии называют кризисомноворожденности.И в самом деле, в одно мгновение изменяютсявсе привычные условия его обитания: извлажной среды ребенок переходит в средувоздушную и т.д. как же начинают проявляться первые признаки языковой личности? Какначинается путь усвоения системыкоммуникации?

Человекрождается с несомненными предпосылками.Весь первый год жизни ребенок старательнопреобразует полученные по наследствурефлекторно-двигательные реакции –крик, хватательный рефлекс, поворотголовы, направление взгляда и т.д. – взнаковые средства общения. Превращениерефлекса в знак можно проследить напримере младенческих криков. Объяснитеэто на примерах.

Итак, физиологические,генетически наследуемые рефлекторныедвигательные проявления становятсяпервыми протознаками, в совокупностиобразующими то, что известный специалистпо детской речи Е.И. Исенина называетпротоязыком, т.е. первичную дословеснуюсистему коммуникации. Отметим еще раз,что протоязык имеет невербальнуюпаралингвистическую природу. Он состоитиз жестов, мимических движений, манипуляцийс предметами и т.д.

Невербальныепротознаки составляют основу речевойдеятельности ребенка первые 2 года егожизни. С появлением словесного языкаони не исчезают вовсе, а уходят вглубьязыкового сознания становящейсяличности. Уйдя вовнутрь, проязык образуетбазис для формирования особого языкаинтеллекта, который Жинкин называлуниверсально-предметным кодом. Позжеэта система будет совершенствоватьсявместе с языком, влияя на процесспорождения и восприятия речи.

Параллельно сформированием и функционированиемпротоязыка происходит ГОЛОСОВОЕ РАЗВИТИЕРЕБЕНКА.

Стадии голосовогоразвития ребенка.

Стадиякрика длитсяпервые два месяца жизни ребенка. Сфизиологической точки зрения, крикмладенца представляет собой оборонительнуюреакцию на любой физический дискомфорт.Его невозможно разбить на отдельныесоставляющие компоненты, выделить внем те или иные звуки. При этом вокализацииноворожденного бесконечно вариативны:ни один ребенок на кричит одинаководважды и нет двух детей, которые кричатпохоже. Голосовые связки не принимаютучастия в порождении крика: производствозвука здесь связано с работой дыхательногоаппарата, в первую очередь – диафрагмы.При работе диафрагмы голосовая щельили широко открыта, или спазматическисжата.

Стадия крика имеетважное значение для координациидыхательного и голосового аппаратов;она готовит почву для последующегоразвития интонации голоса, для активизацииартикуляционного аппарата.

Стадиягуления и гукания(2-3 мес. – 4-5 мес.). Как и крик, гуление игукание – это реализация программыголосового развития: они не преполагаютобратной связи и характерны даже дляглухонемых от рождения детей. Внешнегуление представляет собой фонациюдослогового типа, монотонную вокализацию,напоминающую воркование голубя. Гукание– это короткие звуковые реакции,представляющие собой звукокомплексытипа: агу, убу, зы, экх, эбм и т.п. и гулениеи гукание развиваются на базе генетическихпредпосылок, которые связаны с рефлексамидыхания, сосания, глотания.

Основная функциягуления – выражение положительныхэмоций. В речевом развитии ребенкагуление и гукание выполняют рольтренировки речевого аппарата.

Параллельно сгулением и гуканием в этот периодголосовго развития продолжаетфункционировать крик, которыйтрансформируется в плач и вскрики. Плачстановится средством врыаженияотрицательных эмоций. Вскрики реализуютсяв ситуациях неожиданных отрицательныхконтактов с внешним миром: испуг,неожиданная боль.

Стадиялепета (4-5 –19-20 мес.). Лепет представляет собойслоговые фонации, где чаще всегопроизводятся удвоенные слоги типаДА-ДА, МА-МА, БА-БА. Не ранней стадиилепетного развития ребенок произноситзвуки, которые есть в самых разныхязыках, и даже звуки, которые не свойственнычеловеческой речи: щелканье, бульканье,фырчание и т.п.

Голосовая эволюцияв лепетный период подчинена действиюимитационного рефлекса. В этом еепринципиальное отличие от гуления:тперь уже, помимо разминки мускулатурыречевого аппарата, начинает работатьи слуховой анализатор. Важнейшая рольздесь принадлежит механизму, называемомуэхолалией – бессознательному подражаниюзвукам слышимой речи ребенком речи. приэтом сначала ребенок в своих вокализацияхподражает самому себе. Такое явлениеносит название аутоэхолалия. Механизмауто- и эхолалии реализуется на слоговомуровне: младенец повторяет не звуки ине слова, а слоги. На его основе ввокализациях ребенка появляются всемизвестные слова: мама, папа, няня, дядя,тетя. Сам ребенок в эти псевдослова невкладывает никакого смысла. Взрослыепозаимствовали эти звуковые оболочкидля обозначения близких для малышародственников. Подобные лексемы естьв разных языках, но могут отличаться позначению. Так, в грузинском языке дада– отец, нана – мать.

К 6-7 месячномувозрасту в лепете младенцев уже хорошопредставлены фонетические особенностиязыка, на котором говорят окружающиевзрослые. Об этом свидетельствуют опытыамериканских ученых, записавших намагнитофон лепет детей американцев икитайцев. Запись предлагалась дляпрослушивания американским и китайскимстудентам, которые безошибочно узнаваливокализации своих соплеменников.

В развитии лепетаслуховой и речедвигательный анализаторыработают во взаимосвязи. Важнейшую рольприобретает слух, который позволяетребенку воспринимать звучащую речьокружающих и сличать (на бессознательномуровне) с ней собственное звукопроизношение.Очень важно, чтобы родители обращаливнимание на состояние органов не толькоречи, но и слуха именно в этот периоджизни их ребенка. Недостатки слуха могутстать причиной необратимых или трудноустранимых дефектов речевого развития.

В возрасте 10 месяцевребенок все существительные употребляетв ИМ. п. в ед.ч. попытки связать два словав фразу (МАМА, ДАЙ!) появляются позднее– в полтора года. Затем усваиваетсяповелительное наклонение глаголов(ИДИ-ИДИ! ДАЙ-ДАЙ!).

Считается, что,когда появляются формы множественногочисла, начинается овладение грамматикой.

Ориентация наслова, попытка оперировать его значениемприводит ребенка к потребности выделятьи узнавать слова в речевом потоке. Это,в свою очередь, ставит его переднеобходимостью овладения фонематическимвосприятием, основанным на способностираспознавать фонемы.

В основефонематического восприятия лежитсовместная аналитико-синтетическаядеятельность слухового и речедвигательногоанализаторов речи. процесс первичногоразвития у ребенка был прослежен еще в40-е гг. ХХ в. Н.Х. Швачкиным, чьи интересныеи оригинальные исследования не устарелидо сих пор. В опытах ученого принялиучастие 18 детей в возрасте около 1 года(на начальной стадии эксперимента). Самэксперимент длился в течение примерноодного года.

Прежде, чем выйтив один из московских яслей-садов, ученыйподобрал пары искусственных односложныхслов (квазислов), которые отличалисьдруг от друга одним звуком (фонемой –по ленинградской школе): тол – тул, бак– мак, дуп – зуп и т.д.; или наличием иотсутствием фонемы: зок – ок, бос – ос.Меняющийся согласный помещался в началеслова – в позиции, которая различаетсядетьми раньше, чем позиция конца слова.После этого Швачкин подобрал огромноеколичество предметов, которые способнызаинтересовать детей: кубики разногоцвета, ромбики, пирамидки, конусы, дискии др.

Экспериментпроходил в виде игры (точнее серии игр).Сначала дети узнавали названия предметов.Скажем, небольшая трапеция получиланазвание «мак», а шарик – «бак». Послечего фигурки перемешивались, и детямпредлагалось принести поименованныйпредмет. Выполняя манипуляции с объектами,дети обнаружили разную степень способностик различению имен. Некоторые пары словони различали раньше других. Продолжительноеповторение опытов позволило Швачкинуустановить последовательность вовладении детьми последовательносистемой фонематических противопоставлений,присущих именно русскому языку. Общаясхема последовательности развитияфонематического восприятия звуковтакова: «Сперва возникает различениегласных, затем происходит различениеналичия согласных, после этого наступаетразличение между самими согласными.Согласные различаются в следующейпоследовательности: различение сонорныхи артикулируемых шумных, различениетвердых и мягких согласных, различениесонорных и неартикулируемых шумных,различение губных и язычных, различениевзрывных и придувных, различение передне-и заднеязычных, различение глухих извонких согласных, различение шипящихи свистящих, различение плавных и(йота)».

Раньше всего детиначинают произносить звуки, артикуляциякоторых соответствует рефлекторнымреакциям: дыханию, сосанию, крику.

Гласные: А, И, У, Э,О, наиболее труден Ы;

Согласные наиболеетрудные для произнесения: Ш, Ж, Л, Р.

В процессеформирования фонематического слухаважную роль играет слуховой анализатор.При том, что речедвигательный анализатортоже оказывает определенное воздействиена порядок овладения фонемами, формированиефонематического слуха идет по пути отгрубых слуховых дифференцировок(различий) ко все более тонким. К концу2-го года жизни фонематический слух унормально развивающегося ребенкаоказывается полностью сформированным.Для овладения же правильным произношениемможет потребоваться еще несколько лет.

Итак, сначаларебенок овладевает чисто внешней (т.е.звуковой) структурой знака, котораявпоследствии, в процессе оперированиязнаками, приводит ребенка к правильномуфункциональному его употреблению.

В целом же говоритьо сформированности артикуляционногоаппарата можно только при достиженииребенком 6 лет.

Овладениефонетической структурой речи происходитне изолированно: ребенок усваивает неотдельные звуки, он стремится различатьв речевом потоке окружающих слова ииспользовать их в своей активной речи.

Развитие активнойречи ребенка несколько запаздывает посравнению с речью пассивной. Инымисловами, дети раньше начинают пониматьречь, нежели обретают способностьпередавать информацию вербально.

Первые слова,которые произносит ребенок, - этопсевдослова, возникшие в лепетную стадиюголосового развития. Мы уже показывалихарактер их возникновения и развития.

Кроме слов лепетногопроисхождения, в словарь ребенка входятзвукоизобразительные элементы, которыеиногда называют нянькиным языком:гав-гав – собака, би-би – машина, ням-ням– кушать. Слова эти, как показалиисследования Шахнаровича, отражаютфундаментальное свойство первыхнаименований – стремление приблизитьзвуковую форму к обозначаемому предметуили явлению. В слове маленький ребенокищет буквального отражения действительности.поэтому в своих номинациях он неосознанноиспользует законы фоносемантики, окоторой у нас уже шла речь. Звукоизобразительынеслова появляются в речи детей где-топосле года (у девочек, как правило, -раньше, чем у мальчиков). По своей природеэти слова подразделяются на звукоподражанияи идеофоны.

Звукоизобразительныеэлементы помогают ребенку перейти ксловам-знакам, форма которых, как правило,со значением не связана напрямую.

Рост активногословаря наблюдается со второго годажизни ребенка. Если годовалые детирасполагают 9 словами, 1,5 дети – 39, то к2 годам словарь достигает до 300 слов.Имена сущ. составляют 63%, глаголы – 23%,другие части речи – 14%, союзов нет.Словарь очень быстро расширяется, новыеслова появляются каждый день. Уже к 4годам словарный запас- 2000 слов.

Статус значенияслова заключается в том, что оно находитсямежду мыслью и формой слова.

Психологическаяструктура значения определяется нестолько тем, что означает слово пословарю, сколько тем, какова системасоотношения слов в процессе ихупотребления, в речевой деятельности.Структура значения слова определяетсятем окружением, в которое оно попадаетв речи, и тем, какое свойство объектаотражает. Поэтому всякий раз, именуякакой-либо предмет или действие, ребенокотносит его к определенному классупредметов или действий.

Значения, которыеребенок вкладывает в свои первые лексемы,развиваются одновременно с развитиемего мышления. Соотнося слово с предметомили явлением, ребенок поначалу не можетвыделить существенные признакиобозначаемого понятия. В случае, когдавзрослый просит «принести птичку»,ребенок приносит и игрушечную птичку,и фарфоровый шарик с выступом, напоминающимносик птички. Слово «гав-гав» сначалаотносится к конкретной собаке, потомко всей пушистой живности (собакам,кошкам, хомякам).

Действия с предметамиспособствуют формированию в сознанииребенка обобщающей функции слова. Отконкретно-действенного ребенок переходитк конкретно-образному мышлению. Вместес этим постигает обобщающее значениеразных предметов.

Однако, ребенок струдом определяет слова с абстрактнымкомпонентом типа животное, мебель,работа. Несмотря на прогресс в языковомразвитии, слов для трехлетнего ребенкапродолжает оставаться конкретным.

Завод – это гдетруба. Завод – это место, где работаетпапа.

Особо нужно сказатьоб овладении ребенком переноснымзначением слов. До 3 лет, а зачастую идовольно долго после этого основоймышления ребенка выступаетнаглядно-действенное мышление. Поэтомуребенок не способен понять даже стертыеметафоры, которые употребляют взрослые.

- Почему говорят,что дождь идет? У него что, ножки есть?

- А как это утронаступило? На кого?

Еще больше недоуменийвызывают даже у дошкольников яркиеметафоры. Как пишет специалист по детскойречи Н.М. Юрьева, в речи дошкольниковможно заметить «детский бунт противупотребления метафорических значений,который уходит корнями в явлениевзаимосвязи и неотделимости мышленияот практического действия».

Шептались березки– «У них ротика нет, они толькораскачивались».

«Чужой» признаквыявляется, но оценивается как ненужный,несовместимый с обозначаемым предметом.

Те же особенностимышления ребенка не дают ему адекватнопонимать фразеологические оборотырусского языка. Слыша их в речи взрослых,ребенок либо попытается толковать ихбуквально (Зачем валять дурака, он жегрязный будет), либо попытается заменитьнепонятные слова понятными (вместо«вверх тормашками» – «вверх кармашками»).

Одним из признаковумственной отсталости является как разневладение значениями слов и идиоматическихвыражений, значениями пословиц ипоговорок. Этот же признак характерени для некоторых форм временнойповрежденности второй сигнальнойсистемы (некоторых видов афазий).

Речевое развитиепосле первого года жизни представляетсобой процесс осознания языковойличностью определенного языка какмногоуровневой системы. Кроме фонетикии словаря, интенсивно формируетсяграмматический строй детской речи.Стремясь передать какую-либо информацию,ребенок овладевает законами соединенияслов в высказывания. Ребенок не простоподражает речи взрослых, а выстраиваетсвою фразу на основе общих правил.Грамматика каждого конкретного ребенкаотличается по тем принципам, которыекладутся в основу системы. Однако естьобщие закономерности образованияморфологических категорий в детскойречи.

Первая практическаяграмматика, которой руководствуетсямалыш, очень проста. В качестве примерприведем небольшой рассказ 2-летнегомальчика, записанный Стеллой НаумовнойЦейтлин: «Аё апам… аё пачет, пачет… аётеи… аё кеи… аё пакать неа… аё исё апамнеа». В переводе на «взрослый язык»:«Телефон упал. Телефон плачет, плачет.На телефоне образовалась трещина.Телефон заклеили. Телефон больше неплачет. Телефон больше не падает».

Первая системавысказываний строится у ребенка попринципу аморфных языков, когда слова,составляющие предложения, грамматическине связаны друг с другом. Фактическикаждое слово имеет одну грамматическуюнеизменяемую форму (Дядя топ-топ нет).Довольно часто это идеофоны илизвукоподражания. По мере развитиясинтаксического строя и одновременнос ним начинает формироваться морфологическаяпарадигма детского языка. Парадигма,т.е. система форм слова, соотносящаясяк одной лексеме. У каждого грамматическогокласса имеется своя парадигма.

Как же ребенокприступает к созданию этой сложнойморфологической системы?

Отечественныйлингвист А.Н. Гвоздев выявил следующуюпоследовательность усвоения ребенкомграмматических форм русского языка:число существительных – уменьшительнаяформа существительных – категорияповелительности – падежи – категориявремени – лицо глагола. Здесь очевиденпуть от менее абстрактных, конкретныхформ к более абстрактным, от простоговыражения к сложному.

Овладениеморфологическими элементами языкапроисходит так: сначала появляетсябиби, потом бибика благодаря тому, чторебенок выделяет суффикс –к-а из разныхслов (ложка, шапка, тарелка) и присоединяетего к своим квазисловам. Причем биби –это и машина, и ехать, и уйди, не мешай.А бибика – это только машина.

Таким образом,становление морфологической парадигмы протекает у детей по принципусверхгенерализации, широко распространенногов детской речи явления, которое заключаетсяв расширении сферы использованияязыковой единицы.

Создавая «свою»грамматику, ребенок стремится куниверсальности. Исключения из правилим категорически отбрасываются.

Важно, что по мереразвития ребенок обнаруживает нормативноечувство правила: он научается определять,является ли высказывание правильнымотносительно некоторого языковогостандарта. То, что лингвисты называют«чувством грамматичности», связано стаким явлением, как саокоррекция: В рекебыло много рыбов – рыбей – много рыбы.

Устойчивость исформированность правила может бытьпроверена экспериментально, еслизаставить ребенка применить это правилок заведомо незнакомому языковомуматериалу.

Американскийлингвист Джин Берко показывала детямкартинки с изображениями фонтастическихживотных, которым присваивала какназвания несуществующие слова. Например,ребенку показывали картинку и говорили:«Вот этот зверь называется вук (vuke)».

Затем показываликартинку с изображением несколькихтаких зверей и спрашивали: «А это кто?»если ребенок отвечал: «Это вуки» или«Это три больших вука», значит, он овладелспособом выражения множественногочисла (а не заучил множество готовыхслов в форме множественного числа).

Формированиедетской морфологии протекает одновременнос становлением синтаксического строяречи ребенка.

Американскийпсихолог Сьюзен Эрвин-Трипп писала:«Чтобы стать носителем языка, нужновыучить правила. То есть нужно научитьсявести себя так, будто ты знаешь этиправила». Ребенок быстро приспосабливаетсяк правилам взрослых носителей языка.

Соотносясвои высказывания с действительностью,взрослые используют развернутыевысказывания, в которых обычно присутствуетрасчлененное выражение субъектадействия, само действие, объект действия.В речи ребенка все эти элементы поначалусливаются в одно слово. детские однословныевысказывания получили название голофраз.Первые фразы ребенка обусловленыаффективным характером его мышления.Голофразы не столько передают какую-либоинформацию, сколько выражают эмоциональноесостояние в связи с данной ситуацией.В зависимости от ситуации одно и то жеслово может передавать разный смысл.Например, предложение, состоящее изслова «МАМА», может содержать призыв кобщению, просьбу взять на руки, радостьпри виде мамы, просьбу что-либо сделатьи т.д.

Грамматическиезначения однословных предложенийразвиваются одновременно с развитиеммышления малыша. Однословные предложения,передающие эмоциональное состояние,совершенствуются: в них появляетсяразграничение в обозначении предметаи действия. В речи годовалого ребенкапоявляется и обозначение факта наличиякакого-либо объекта (Мама, Ляля, Папа),и фиксация каких-либо процессов, действий(Бух – упало, К-хх - спит, ввв – движениемашины). Немного позже ребенок открываетналичие у предмета признаков, обозначениекоторых также становится содержаниемголофраз: туфли мамины – МАМА, туфлиребенка – САША, МАША и т.п.

Переход отоднословных предложений к двусловнымв речевом становлении происходитпостепенно. Промежуточной формой здесьвыступают высказывания, которые содержаткомбинацию «слово + жест». В таком случаеобъект с жестом образуют в высказываниитему, известное, данное, а само словоили квазислово – рему, т.е. новое. Такоевысказывание может быть таким: «жестна объект» + «яб» (это яблоко), или таким«жест дотягивания» + «яб» (дай яблокомне).

Затем, где-то к 1,5годам у ребенка появляются двусложныевысказывания: «Кукла тут», «Еще читать».В них большую роль играют невербальныекомпоненты, без которых порой нельзяпонять, что хочет ребенок. Причем ребенокне просто соединяет слова в предложенияслучайным способом.

Первымилогико-грамматическими отношениями,которые оформляются в двусложныхпредложениях детей обычно становятсяотношения «действие – объект, на которыйнаправлено действие» (Хочу кис-кис, Дайлялю). Число двусложных предложений растет лавинообразно: от 1,5 года до 2 лет– 14, 24, 54, 89, 350, 1400, 2500 (по данным ЛепскойН.И.).

Двусоставныепредложения используются в следующихфункциях:

  • для называнияместа (Деда там);

  • для просьбы (Дайчасы);

  • для описаниясобытий (Папа бай-бай);

  • для отрицания (Немокро).

После двух летребенок овладевает способами оформленияв речи субъектных отношений (Мамаиграла), которые подталкивают его киспользованию в речи трехчленныхконструкций (Катя рисовать танк). Помнению Н.И. Лепской, «к началу третьегогода жизни мы можем обнаружить в языкеребенка всю систему значений, передающихсяв русском языке падежными формами:субъектные, объектные, обстоятельственные,определительные. Однако из-за отсутствияпредлогов и смешения окончаний способыих передачи остаются весьма несовершенными».

После того, какребенок овладеет 3-членным предложением,оно довольно быстро начинает использоватьи предложения с 4, 5 и больше словами.

После двух лет удетей наблюдаются первые попыткипередать информацию о несколькихситуациях (Папа пришел и будем читать).Причем, сначала ребенок усваиваетсоположения (сочинительные), а позже –подчинительные отношения.

Развитие мышлениядошкольника приводит к пониманиюразличных отношений между ситуациями,фактами и явлениями реальности:сопоставление и противопоставление,временные, пространственные,причинно-следственные и др. (Давай игратьтам, где песочек; Нога болит, вчера свелосипеда упал).

Уже к 5-6 летнемувозрасту ребенок усваивает практическивсю грамматику родного языка в егоэлементарных формах и говорит в основномправильно. Однако такие конструкции,как причастные, деепричастные обороты,сложное синтаксическое целое представляютдля него трудность даже в младшемшкольном возрасте.

Необходимо указать,что развитие синтаксиса связано свключенностью ребенка в общение совзрослыми. Именно это и стимулируетразвитие речи.

К 6-летнему возрастуребенок овладевает родным языком в егоосновных структурных особенностях.Завершение стадии самонаучения языкусовпадает у ребенка с важнейшей вехойв его биографии – с приходом в школу.Это событие меняет его жизнь кореннымобразом. Центральным видом деятельноститеперь у него становится деятельностьучебная. Речь, вербально-логический виднаучения, постепенно становится у негоосновным способом постижения мира. И вэтом процессе главным механизмомпознания становится язык.

Главное, что даетребенку язык, - возможность порождатьи понимать многообразные речевыепроизведения. Говоря словами Н.И. Жинкина,он «выходит в открытый текст, каккосмонавт в космос». Своеобразие жестроения текстов (дискурсов), которыепродуцирует человек, позволяет судитьоб индивидуальных особенностях егоязыковой личности, о своеобразии еговербального мышления и т.д. Иными словами,структура дискурса является отражением(и выражением) особенностей языковойличности, и совершенствование речевойдеятельности по производству текстовбудет отражать эволюцию его коммуникативнойкомпетенции.

Впервые снеобходимостью создавать тексты ребеноксталкивается еще в дошкольном возрасте:уже в 3-4 года он начинает соединятьпредложения в небольшие речевыепроизведения. Однако дискурсы детейэтого возраста связными текстами могутназваны с достаточной долей условности:речь дошкольника изобилует невербальнымикомпонентами и идеофонами, указательнымии личными местоимениями, наречиями(тут, здесь, там); предложения, из которыхсостоит сообщение дошкольника, связаныс изображаемой в речи ситуацией, а не спредшествующим контекстом и т.п. дажепервоклассники еще не владеют законамипостроения связных речевых произведений.

Развитие языковойструктуры ребенка продолжается и послезавершения стадии самонаучения языку.Однако теперь этот процесс протекаетгораздо более медленно; он имеет характерсовершенствования, шлифовки ужеприобретенных языковых знаний. Овладениеродным языком у школьника проходит подзнаком дискурса. Это проявляется навсех уровнях языковой структуры.Совершенствование фонетики теперьносит характер усвоения тонкостейинтонационного оформления целогоречевого сообщения, передачи различныхсмысловых оттенков, интонационныхвыделений чужого слова и т.п. становлениеграмматики опять-таки предстает каковладение грамматикой текста –грамматическими способами соединенияпредложений в сверхфразовые единстваи целостные речевые произведения.

В школьном возрастепродолжается развитие лексико-семантическойсистемы языка ребенка. Это находитвыражение не только в увеличении объемасловаря, но и в качественном совершенствованииего системы. Характеризуя формированиелексической системы школьника, преждевсего нужно указать на процесспродолжающегося развития в его речиобобщающей функции слова. на урокахребенок сталкивается с элементаминаучной терминологии, абстрактнойлексикой, не связанной напрямую сконкретными предметами. Развитиедискурсивного мышления, овладениевербально-логическими операциями выводанового знания побуждают школьника коперированию системой понятий, в которойконкретная лексика воспринимается виерархических отношениях.

В школьном возрастеребенок продолжает усваивать метафорическоеи идиоматическое богатство родногоязыка: в активное словоупотреблениешкольников входит всё большее количествофразеологизмов, ярких метафор, образныхвыражений. Вместе с расширениемсоциального опыта становящейся личностипроисходит формирование ассоциативныхсвязей в ее языковом сознании, которые,с одной стороны, все больше отражаютнациональную картину мира, а с другой,обретают характер индивидуальноготезауруса.

После завершениясамонаучения языку принципиальноменяется и характер детскогословотворчества. Изобретение новыхслов теперь приобретает характеросознанного принципа стилевого украшенияречи. от бессознательного словотворчествашкольник переходи к языковой игре.

Овладение структуройдискурса, многообразными способами егопостроения, проходит в непосредственнойсвязи с развитием мышления и расширением социального кругозора школьника. Вшколе ребенок от образных форм мышленияпереходи к мышлению речевому, высшимпроявлением которого становится мышлениедискурсивное (или дискурсное). Главнымстимулом и показателем становленияязыковой личности теперь становитсяумение школьника создавать целостныеречевые произведения.

Становлениедискурсивного мышления становитсяцентральным содержанием эволюциикоммуникативной компетенции. При это,если первые 6 лет развития языковойличности протекают как процесссамонаучения языку, то после егозавершения речемыслительное развитиечеловека должно проходить в условияхспециального обучения в школе. Однойиз важных составляющих такого обучениястановится овладение личностью грамотой.

Формированиеписьменной речи у детей включает в себяусвоение навыков письма и чтения. Оченьважно понимать, что овладение грамотойвоздействует на формирование языковойличности в целом. Это не просто приобретениенового речевого умения; это своего родапереворот в способах формирования ивосприятия речи. по мнению психологов,в языковом сознании грамотного человекасуществуют два стандарта, своего родадве языковые системы – устная (звуковая)и письменная (буквенная). Письменныйязык представлен тремя системами знаков(прописные, строчные, печатные), которыево многих случаях графически отличаютсядруг от друга. Овладевая грамотой,ребенок должен освоить набор правилперехода от одной системы символов кдругой (от звукового языка к письменномуязыку), именуемых правописанием.

Русское правописаниебазируется на нескольких основныхпринципах: фонетическом, морфологическом(фонематическом) и традиционном(историческом).

Письменная речькак разновидность речевой деятельностирезко отличается от речи устной рядомпсихологических особенностей. Преждевсего это речь в отсутствии собеседника.Передаваемый текст должен содержатьвсю информацию, необходимую читающемудля полноценного понимания смысла. Весьпроцесс контроля над письменной речьюостается в пределах деятельности самогопишущего, без коррекции со стороныслушателя. Письменный дискурс строитсятаким образом, что говорящий не имеетпочти никаких дополнительных невербальныхсредств выражения. Здесь нет знанияситуации общения адресатом, нетвизуального контакта, дающего возможностьиспользования мимики, жестикуляции,интонации, пауз. Вся информация, выражаемаяв письменной речи, должна опиратьсяглавным образом на достаточно полноеиспользование развернутых грамматическихсредств языка. Во-первых, это процессыфонематического уровня, содержаниекоторых составляет поиск соответствиямежду звуком и буквой, кодирование звукав буквы, составление из букв слов.Во-вторых, это операции по подбору слов(лексический уровень), поиск подходящихвыражений и т.л. наконец, это осознанноеобращение к грамматике – выборграмматических форм, адекватных задачамсоединения слов в синтаксическиеконструкции. При этом операции попостроению фразы, которые в ситуацииустной речи говорящий проделывалавтоматически, при создании письменныхтекстов требуют осознания правилморфологии и синтаксиса.

Если устная речьформируется у ребенка в процессеестественного общения со взрослыми, тописьменная – появляется в результатеспециального обучения, в котором сначалаусваиваются технические средстванаписания букв и слов, которые потом(значительно позднее) становятсясредством выражения мыслей. Нужно ещераз подчеркнуть то. Что письменная речь(в отличие от устной) изначально являетсясознательным действием, в которомсредства выражения выступают основнымпредметом деятельности.

Очень важнойособенностью письменной речи становитсявозможность коррекции, редактированиясозданного текста. Возможность уточнения,отработки формального оформления мыслив текст, повышенная степень осознанностисовершаемых речевых действий – все этоделает письменную речь мощным факторомразвития дискурсивного мышления. Важнопонимать, что вместе с овладениемнавыками работы с письменными и печатнымитекстами происходит перестройка всегоязыкового сознания человека: от навыковситуативной, помимовольной (бессознательной)коммуникации он переходит к усвоениюопераций осознанной внеситуативнойречевой деятельности, основанной натекстовом (дискурсивном) мышлении.

Разумеется, знаниеправил правописания необходимо длякультурного человека. Но отождествлениезнания русского языка и знания правилорфографии способно нанести вредразвивающейся личности.

После завершениястадии самонаучения языку как системеязыковая личность в рамках дискурсивногоповедения способна на речевые действия,опирающиеся на деятельность в рамкахконкретной ситуации. Без опоры нанаглядно созерцаемые или воображаемыефакты или явления 6-7-летний ребенок ещене в состоянии строить речевыепроизведения, содержащие текстовыесмыслы. Дискурсивное мышление в этомвозрасте ограничивается вербальныммоделированием одноактных действий науровне одного-двух предложений. Кзавершению младшего школьного возрастаребенок обретает способность к важнейшимлатентным (скрытым) операциям посворачиванию и разворачиванию информации,которые составят основу его внутреннейречи. способность к внутреннемупланированию речевой деятельностипозволяет подростку в построениидискурса оторваться от конкретнойситуации и строить целостные связныеречевые произведения, несущие в себесложные, иерархически организованныетекстовые смыслы. Однако переход внешнейречевой деятельности во внутриречевуюу младших подростков еще не завершен:им еще не доступны сложные семантическиепостроения на глубинном смыслообразующемуровне порождения и понимания высказывания.Дискурсивное поведение школьниковсреднего звена, несмотря наавтоматизированность процессов созданиятекстов, еще не всегда осмысленно; речьи мышление в процессе построения текстовеще не сливаются полностью. Такоесоединение при нормальном развитииязыковой личности наблюдается лишь кокончанию школьного детства. Именно вэтом возрасте школьник обретаетспособность к построению сложныхвербально-логических операций вовнутренней речи. Это связано с еще болееглубоким процессом перехода внешнеречевойдеятельности во внутреннюю (на стадииформирования замысла).

Таким образом,обобщенно можно представить путьразвития дискурсивного мышления человекакак процесс, сопровождающийсоциально-интеллектуальное становлениеличности, в котором в ходе превращениявнешнеречевых форм во внутриречевыенаблюдается все большее сближениетекстовых способов моделированиядействительности и глубинныхкогнитивно-мыслительных процессов.

5

Этносемиотиказанимается исследованиямикультурныхсообществ.

Семиосфера– сфера знаковой деятельности вообще.Она включает в себя весь комплексзнаковых систем (вербальных, жестовых,иконических, образных, формализованных)и культурных текстов, произведенных сих помощью в рамках данной культуры, атакже специфические процессы, реализуемыеиндивидами и коллективами в процессезнаковой деятельности. Характеристикасемиосферы подразумевает рассмотрениеязыков культуры в соответствии спринципами и нормами, принятыми всемиотике: т.е. комплексный анализ ихсинтактики, семантики и прагматики.Изучение семиосферы, осуществляемоекак синхронически, так и диахронически,позволяет выявить фундаментальныеантропологические характеристики,обеспечивающие кумуляцию и трансляциюкультурного опыта, обеспечивающиекумуляцию (накопление) и трансляциюкультурного опыта, способствует решениюпроблем соотношения универсального испецифичного, униформного и многообразногов культуре, а также делает возможнымкросскультурный анализ семиотикикультур.

Семиотическийопыт должен предшествовать любомусемиотическому акту. Невозможна знаковаяситуация без знаковости, невозможнолюбое коммуникативное общение адресантаи адресата без включения в семиотическоепространство.

Внутреннеепространство семиосферы парадоксальнымобразом одновременно и неравномерно,асимметрично, и едино, однородно. Онообладает и коллективностью (присущенациям, народностям), и индивидуальностью(как Я вижу, принимаю или отвергаю даннуюсемиосферу).

Одним из основныхмеханизмов семиотической индивидуальностиявляется граница (черта, на которойкончается принимаемая форма). Пространствосо своей стороны границы определяетсякак «наше», «свое». Ему противостоит«их-пространство», «чужое». Всякаякультура начинается с разбиения мирана внутреннее (СВОЕ) пространство ивнешнее (ИХ). Как это разбиениеинтерпретируется – зависит от культуры.

Вот, к примеру, какописывал в 8 веке христианин-франк нравыязычников-саксов:

Свирепые по своейнатуре, приверженные бесовскому культу,враги нашей религии, ни уважают они ничеловеческих, ни божьих правил, считаютдозволенным недозволенное.

Как видим,противопоставление культур явное (свое– культурное, приемлемое, правильное;чужое – враждебное, неправильное,хаотическое).

Несомненно, с точкизрения семиотики культуры предметомизучения являются ЧЕЛОВЕК, ТЕКСТ,СЕМИОСФЕРА, организованные в триаду:человек – текст – семиосфера.

В семиотике культурысущественной трансформации подверглосьпонятие текста. Первоначальные понятиятекста, подчеркивающие его единуюсигнальную систему, или нерасчленимоеединство его функций в некоем культурномконтексте, подразумевали, что текстесть высказывание на каком-либо одномязыке. Однако, любое сообщение, какминимум относится к двум языкам: ЗАКОНпринадлежит естественному и юридическомуязыкам. РАДОСТЬ может передаватьсяулыбкой, подпрыгиванием на месте,хлопанием в ладоши. СТРАСТЬ можноизобразить танцем фламенко.

Таким образом, какпоказали французские семиологи, текстпредставляет собой многогранноепроизведение со сложнойсоциально-коммуникативной функцией.

Социально-коммуникативнуюфункцию текста можно свести к следующимпроцессам:

  1. Общение междуадресантом и адресатом. Текст выполняетфункцию сообщения, направленного относителя информации к аудитории.

  2. Общение междуаудиторией и культурной традицией.Текст выполняет функцию коллективнойкультурной памяти. В тексте заложенаактуализированная информация дляносителей определенной культурнойтрадиции, информация, которая можетпополняться и также и утрачиваться,забываться.

  3. Общение адресатас самим собой. Текст актуализируетопределенные стороны личности самогоадресата. В ходе такого общения адресатас самим собой текст выступает в ролимедиатора, помогающего перестройкеличности адресата, изменению ееструктурной самоориентации и степениее связи с культурой.

  4. Общение адресатас текстом. Текст перестает быть лишьпосредником в акте коммуникации, онстановится равноправным собеседником,обладающим высокой степенью автономности.

  5. Общение междутекстом и культурным контекстом. Текстстановится значительнее своегосодержания и приобретает черты моделикультуры (прецедентные тексты). Подпрецедентным текстом понимается всякоекрупное явление данной национальнойкультуры, которое известно абсолютномубольшинству ее носителей, и отсылки ккоторому частотны в речи носителей,легко дешифруются адресатом речи. Вчисло прецедентных текстов входятлитературные произведения, произведениядругих искусств (музыки, скульптуры,архитектуры), а также заметные событиятекущей общественно-политической икультурной жизни.

В свете сказанноготекст предстает не как реализациясообщения на каком-либо одном языке, акак сложное устройство, хранящеемногообразные коды, способноетрансформировать получаемые сообщенияи порождать новые, информационныйгенератор, обладающий чертамиинтеллектуальной личности.

Всвязи с этим новым, расширенным пониманиемтекста, возникла новая дисциплина –параграфемика(или семиотика текста). Задачи параграфемики- изучить и описать не только вербальныезнаки текста, но и параграфемы, т.е.невебальные знаки; охарактеризоватьих роль, место и функции в тексте, а такжеспособы представления и оформлениятекста.

Параграфическиесредства выступают в тексте в двухформах: как отдельные самостоятельныезнаки, внешне обособленные от вербальных(таблицы, рисунки), и как способыизображения и расположения буквенных(словесных) знаков и их сочетаний (Гдеотступается Любовь, Там подступаетСмерть-садовница – носители имен-символовпишутся с большой буквы, написание словс большой буквы в каждой новой строкепоэтического текста – стих. Цветаевой«Две песни»). Основное назначениепараграфем сводится к развертываниювсех возможных способов выражениявнутреннего содержания текста, кэкспрессивности и мотивированностиэтого содержания, к оптимальномувыявлению его сторон, свойств, оттенков,нюансов.

Конкретноесодержание, связанное с его восприятиемнепосредственно через органы чувств(преимущественно зрением), реализуетсяв тексте фотографиями, рисунками,чертежами, а при устном сообщении –звукоподражательные и звукоизобразительнымисловами.

По мере абстрагированиясодержания текста, погружения в глубинымышления усложняются и параграфическиесредства (схемы, формулы, цифры, символыи т.д.

Самым органичнымпараграфическим компонентом письменныхтекстов, практически не употребляемымвне их или без сопровождения слов,являются знаки препинания, а также взначительной мере и цифры. Наиболеераспространенными параграфическимисредствами, рассчитанными на массовоевосприятие, служат фотографии, рисункии различные способы написания букв.

Отличительнымсвойством подавляющего большинствапараграфем является их интернациональныйхарактер, равноправная принадлежностьк текстам на разных языках, отсутствиенеобходимости их перевода с одногоязыка на другой при переводе сопровождающеговербального текста.

Параграфическиесредства служат не только важнейшимкомпонентом текста, но и выполняютнеобходимые для текста справочныефункции (нумерация страниц, ссылки),придают ему эстетичность, обеспечиваютрекламу.

Любая культурапредставляет собой не только однороднуюзнаковую систему, но и членится на иныезнаковые системы – аспекты даннойкультуры. Например, коллективы людей(семья, род, племя), системы знаний,верований, морали; экономика; социальнаяорганизация и т.д.

Но даже внутривидов (аспектов культуры) происходитпостоянная эволюция во времени и впространстве. Эдвард Бернетт Тайловпредложил изучать культуру с точкизрения развития каждого вида (теорияэволюционных рядов). Один эволюционныйряд представляют собой топоры, другой– прялки, третий – средства передвижения,четвертый – вера и т.д. Скажем, боевойтопор конца Х1Х века является результатомтопора предшествующей эпохи и основойтопора ХХ века, но не результатом развитияложки, которая относится к другомуэволюционному ряду и тем самым к другомувиду.

Поскольку понятиезнака принадлежит к более широкой сферезнаковых систем – семиотике, то Ю.С.Степанов предложил называть весьэволюционный ряд эволюционно-семиотическимрядом.

На первый взглядкажется, что замещение касается толькоформы. Однако же происходит и замещениесодержания (вместо отдельно сидящегокучера в одном закрытом пространствеоказываются и шофер, и пассажиры). Крометого, происходит и замещение названия(карета – автомобиль). То есть действительнопроисходит замещение знака.

Эволюционныесемиотические ряды показывают, что всфере культуры замещение одного предметадругим и перенос на второй форм и обликапервого – это явления того же порядка,что перенос имени с одного предмета надругой; образование нового слова наоснове прежнего (снег – подснежник),включение прежнего слова, предмета всостав более сложного нового (карета –вагон – купе вагона современности).

Помимо изменениярядов в ходе эволюции существуютсинхронные семиотические ряды в культуре– парадигмы или стили. В такие рядыобъединяются явления культуры,принадлежащие к разным эволюционнымрядам, но приходящиеся на одну эпоху.

Сравним два рядапредметов, принадлежащих к двум большимпериодам русской жизни – русскомуампиру (1800 – 1840 гг.) и русскому модерну(1890 – 1990 гг). Каждая сравниваемая парапредставляет собой эволюцию одногоряда – фасад здания, внутренний интерьер,мебель (кресло), ювелирное изделие, ваза.

Как мы видим,представители разных эволюционныхрядов также образуют некоторое единство.Такое единство обычно называется стильэпохи.

Такимобразом, культурно-семиотическиеряды – этои эволюционные семиотические ряды, истили, парадигмы.

С точки зрениясемиотики, культура – это совокупностьконцептов и отношений между ними,выражающихся в различныхкультурно-семиотических рядах. (СтепановЮ.С.)

Что же такоеконцепт?

Концепт– явление того же порядка, что и понятие.Концепт – это сгусток культуры в сознаниичеловека. Это то, в виде чего культуравходит в ментальный мир человека, и то,посредством чего человек сам входит вкультуру.

Возьмем, например,представления рядового человека, неюриста, о «законном» и «противозаконном»,- они концентрируются прежде всего вконцепте «закон». И этот концептсуществует в сознании (в ментальноммире) каждого человека, конечно, не ввиде четких понятий и представлений оразделении власти, об историческойэволюции понятия закона. Тот «пучокпредставлений, понятий, знаний, ассоциаций,переживаний, которые сопровождает словозакон, и есть концепт «закон». Концепты– предмет эмоций, симпатий и антипатий.Концепт – основная ячейка культуры вментальном мире человека.

У концепта сложнаяструктура. С одной стороны, к нейпринадлежит все, что входит в структурупонятия, с другой стороны – этимология(исходная форма и ее развитие), современныеассоциации, оценки.

Top Articles

Latest Posts

Article information

Author: Geoffrey Lueilwitz

Last Updated: 11/23/2022

Views: 6370

Rating: 5 / 5 (80 voted)

Reviews: 95% of readers found this page helpful

Author information

Name: Geoffrey Lueilwitz

Birthday: 1997-03-23

Address: 74183 Thomas Course, Port Micheal, OK 55446-1529

Phone: +13408645881558

Job: Global Representative

Hobby: Sailing, Vehicle restoration, Rowing, Ghost hunting, Scrapbooking, Rugby, Board sports

Introduction: My name is Geoffrey Lueilwitz, I am a zealous, encouraging, sparkling, enchanting, graceful, faithful, nice person who loves writing and wants to share my knowledge and understanding with you.